Творчество и духовность как проблема современной научной психологии

Материалы » Творчество и духовность как проблема современной научной психологии

Страница 2

Впрочем, о кризисе говорить можно долго: ничего нового в подобной констатации нет. При желании истоки такой диссоциации можно обнаружить уже в семидесятые годы девятнадцатого столетия (дата рождения научной психологии - Вильгельм Вундт (1874) объявляет о выделении физиологической психологии из философии), когда Франц Брентано (1874) обратил внимание на неблагополучие в психологии. А "предысторию" легко обнаружить еще в античности, когда не было ни науки психологии, ни самого термина "психология". Подлинные "истоки" этой диссоциации, видимо, следует искать в том, что психология вырастает одновременно из разных корней, на что в свое время проницательно обратил внимание еще Макс Дессуар [3]. Скажем в двух словах о предыстории. Аристотель, как известно даже студенту-первокурснику, - "отец психологии" - автор первого трактата с психологической проблематикой: "О душе". Уточним, что тогда, естественно, не было ни психологии как науки (философское знание охватывало все аспекты души - выделять особый, психологический не было никакой нужды), ни самого слова - психология. Оно, как опять же хорошо известно, появилось куда позднее. Но другое слово изобрел Платон. В диалогах "Федр" и "Законы" Платон говорит об искусстве управления людьми, которое должно опираться на определенное знание человеческой души. Для обозначения этого искусства Платоном используется слово "психагогия". Как справедливо указывает И.Брес, "психагогия" соседствует у Платона с "рассуждениями о душе" (logos peri psyche). Напомню, "Peri psyche" - аристотелевский трактат, с которого начинается в западной традиции философский этап разработки психологической проблематики. Очевидно, что уже во времена Аристотеля и Платона существовало некоторое разграничение знаний о душе ("рассуждения о психике", с одной стороны, "искусство действовать", сообразно ее законам, с другой). Знание о душе и психопрактика: зародыш разделения на "научное" и "практическое". К этому стоит добавить знаменитое сократовское "gnothi seauton" ("познай самого себя"). Следовательно, при желании в этой дифференциации (замечу, при отсутствии общего термина - психология) можно увидеть одно из первых проявлений проблемы, которая выйдет на первые роли значительно позднее. Указанные диссоциации можно без труда обнаружить на любом этапе развития психологической мысли, что свидетельствует о нерешенности главной психологической проблемы: "что есть психика?" Стоит лишь заметить, что в основе всех диссоциаций лежит, как можно полагать, ограниченное понимание предмета психологии.

Кризис в современной психологии зафиксирован многими авторами. Одни видят возможный выход из кризиса в обращении к работам Л.С. Выготского, которые могут помочь разрешить противоречие между естественнонаучным и герменевтическим подходами [2]. Другие усматривают такую возможность в трудах А.Р.Лурии, в которых делается попытка построения "романтической науки" [16]. По мнению автора настоящей статьи, рассчитывать на то, что в концепции того или иного психолога (даже выдающегося) уже есть ответ на стоящие перед наукой вопросы, не приходится. По-видимому, единственный путь (на который, кстати, в свое время указывал Л.С.Выготский) состоит в разработке самой психологией своей научной методологии. Первым шагом при этом должен быть осуществлен пересмотр трактовки предмета научной психологии. И в этом случае, как представляется, полезным может оказаться подход к пониманию психического, разработанный выдающимся швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом (1875-1961).

Мне уже приходилось писать о проблемах, возникающих в отечественной психологии в связи с "возвращением" в Россию работ К.Г. Юнга. Два года, прошедшие со времени опубликования статьи, убедили в правомерности сделанных выводов. Действительно, Юнг "вернулся": его главные труды в переводе на русский вышли практически полностью (остались неопубликованными только отдельные статьи, труды "Эрании", протоколы семинаров и пр.). В последнее время опубликованы "объемные" труды "позднего" Юнга "Психология и алхимия", "Aion", "Mysterium Coniunctionis". Количество сборников юнговских работ с трудом поддается обзору: постоянно выходят новые, параллельно публикуются новые переводы уже изданных по-русски книг. Это оправданно, т.к. Юнг - писатель "трудный", перевести его, особенно поздние произведения не так просто. "Возвращение" состоялось. Более того. В самое последнее время мы можем видеть усиление интереса к личности Юнга. Одна за другой выходят биографии, жизнеописания Юнга. Переводятся труды, претендующие на раскрытие "подлинного" смысла юнговского учения, раскрывающие "тайную" жизнь самого автора. Появляются на русском языке работы, анализирующие отношение юнговских концепций к религиям (в первую очередь к язычеству и христианству). Но основной вывод давней статьи, увы, справедлив - работы Юнга не востребованы в полной мере нашей психологией и поныне. Вероятно, (особенно в свете вышеперечисленного) это представляется парадоксальным. Но, по глубочайшему убеждению автора настоящих строк, недооценка юнговских работ имеет место. "В целом психология Юнга нашла своих последователей больше среди философов, поэтов, религиозных деятелей, нежели в кругах медиков-психиатров", - такая оценка представляется справедливой [1, c.353]. Но и в области собственно психологической дело обстоит не так просто: всем известен Юнг - автор теории личности, популярной классификации психологических типов, концепции коллективного бессознательного, создатель нового направления в психотерапии и т.д. и т.п. По мнению автора настоящих строк, недооцененным и потому в должной степени невостребованным современной российской психологией является "методологический" вклад Юнга в реформирование общей психологии. Новый взгляд на "психэ", содержащийся в трудах Карла Юнга, может оказаться чрезвычайно полезным современной психологической науке, испытывающей явные методологические затруднения на пороге XXI века. По убеждению автора настоящей статьи, для обеспечения интеграционных процессов, направленных на преодоление различных диссоциаций, речь о которых шла выше, необходимо (в качестве основы для возможного соотнесения различных подходов в психологии) максимально широкое понимание психического. Подобное юнговскому.

Страницы: 1 2 3 4 5


Другие материалы:

Психические процессы, свойства и состояния в структуре личности
Психические процессы – динамическое отражение действительности в различных формах психических явлений. Психические процессы обеспечивают связь личности с действительностью. Через них формируются свойства личности. Образовавшиеся свойства ...

Мобилизация и профессиональная направленность
В качестве основного мобилизирующего фактора у студентов можно выделить фактор направленности на профессию. Выбор профессии — одно из главных решений в жизни человека. Он определяет: Ø кем быть, т.е. какое занять место в системе ...

Факторы, помогающие психологу в общении с клиентом
Отличительной чертой психолога является его особая чувствительность по отношению к людям, их надеждам, страхам и личностным напряжениям. Эта способность позволяет ему улавливать малейшие проявления характера, такие как интонация, поза, вы ...

Copyright © 2022 - All Rights Reserved - www.psychogood.ru